An igniting portfolio theme designed
to help you leave quite a mark.
Back to Top

Авторский материал Lavska Story, рубрика «Сильное Мнение»

Катя Сильченко

Лучшие в мире fashion-философы скрывают свой главный секрет: внеземное дробно-фасеточное зрение, множащее мир на отдельные картинки и хроматические палитры; на мельчайшие детали, увеличенные опытной линзой до беспощадного макро. Как в калейдоскопе, иллюстрации жизни мешаются друг с другом и поглощают друг друга, сталкиваются и разбиваются, создавая новые образы. Внимательный коллекционер этих бесконечных волшебных мимикрий знает, когда время может устало мигнуть. Для истории этот сонный взмах ресницами – одно мгновение. Для поколений – эпоха, наполненная именами, откровениями и проникающими сквозь прошлое в будущее символами.

Интервью Дарина Хаевская

«Мой бренд основывался тогда, когда в Украине шли военные действия; женщины рвались в шоу-рум и требовали цвет»

Катя Сильченко,
украинский стилист, дизайнер THE COAT

– Кого из профессионального мира моды или светской жизни, исходя из вашего восприятия моды и отношения к ней, можно считать своего рода «капсулой» точных, интеллектуальных fashion-смыслов? Кто отражает не просто текущие тенденции, но мысль, подход, осознание моды как части культуры?

– На мой взгляд, в нашей стране отражает культуру, в частности, Вита Кин, которая своими вышиванками доказала, что можно взять что-то интересное из нашей культуры и порвать мир. Да, в чем-то эти акцентные мотивы переплетались с этникой Valentino, но мне кажется, Вита была первой, кто задал тенденцию. Когда я встретила Анну Делло Руссо и сказала, что из Украины, она воскликнула: «О, Украина – это Вита Кин! Берите больше из вашей этники, несите это в мир. У вас, как и у всех народов с историей, есть, что почерпнуть у предков».

– Мировая тенденция последних лет – симбиотические связи: архитектуры, скульптуры и fashion; сексуальности и андрогинности; гендерных полярностей; попыток объединить, связать в креативном партнерстве интровертность сложного человека и необходимость существования в открытом мире. По-вашему, какие симбиозы наиболее ожидаемы в украинской моде?

– Я вспоминаю лекцию Александра Васильева в его выездной школе, и он говорил: «Катя, смотрите на архитектуру, живопись, скульптуру и питайтесь этим, потому что все это, возможно, скажется на ваших творениях…». Я действительно вдохновилась Соней Делоне, и на основе ее работ выстроилась целая коллекция. В ней много ритмики, геометрии, цвета… Делоне была феноменальной: родилась 130 лет назад, но я не назову еще одну женщину современности, которая бы сотворила что-то подобное. Мне кажется, связь художника и дизайнера – одна из самых крепких и родственных. Сейчас дизайнеры, например, Елена Рева или Катя Березницкая, прежде всего обращаются именно к работам художников.

– Внешние обстоятельства, кризисы, геополитическое переформатирование, личные рефлексии с исходом внутрь себя и обострением страхов не могут не влиять на творческое визуальное «оформление» человека. В такие периоды одежда – средство защиты. В чем, по-вашему, выражаются основные эстетические, идеологические требования современных украинцев к одежде?

– Внешние предпосылки действительно очень явно считываются. Я была на последней Парижской неделе моды, на показе Гальяно. Мощный символ – военная шинель. Одно из доказательств, что милитаризация продолжается, поэтому так актуальны парки и оттенок хаки. Эта тенденция не уходит из моды уже который сезон и возвращается в новых силуэтах и образах. В мире неспокойно, в мире вспыхивают войны – и милитаризация моды становится естественной реакцией и отображением этих явлений. Кроме того, люди сейчас очень быстро живут, скорость их жизни – невероятная: женщины реже носят каблук, соответственно, на пике популярности кеды, кроссовки и тому подобная обувь. Самая актуальная вещь в сезоне – бомбер: модифицированная спортивная одежда, в которую дизайнерская мысль привнесла изысканность. И мой бренд основывался тогда, когда в Украине шли военные действия. С моей стороны это был явный протест, даже в колористике – противодействие серости, безликости, ощущению безысходности, угнетенности. Женщины рвались в шоу-рум и требовали цвет. У меня и сейчас висят серые пальто, но все приходят именно за цветотерапией – за насыщенным желтым, лимонным настроением. И моя принципиальная позиция – табу на черные оттенки: в шоу-руме и в цеху нет черных ниток.

– Поклонники моды, безусловно, испытывают пиетет перед знаменитыми глянцевыми журналами и их главредами. В Украине тоже есть ряд журналов о моде. По-вашему, какова роль таких журналов, практически полностью состоящих из рекламы, тренд-каталогов и текстов, ограниченных шаблонным подходом к стилистике? Чем можете охарактеризовать и практическое отсутствие оффлайн и онлайн аналогов – пусть без имени, но зато без боязни новых форматов, ракурсов и идей?

– …Пиетет – испытываем! Хотя у меня свое отношение. Как я ожидаю новой пары обуви, точно с таким же страстным нетерпением жду вводного текста главного редактора, чтобы «считать», о чем будет журнал. Я получила сумасшедшее удовольствие, когда открыла L’Officiel, возглавленный Ксенией Собчак. Она провозгласила своего рода манифест: главный редактор из месяца в месяц меняется, она дает молодым редакторам, новым именам возможность раскрыться и продемонстрировать свой взгляд на подачу информации и темы. Мне кажется, это очень крутой эксперимент. Я и в наших профессиональных изданиях всегда читаю вступительное слово редактора. Как правило, все, о чем написано в нем – испытываю и сама. Чувствую, проживаю, ощущаю. Мы живем в духе времени, и я понимаю, что, как и любом бизнесе, в таком журнале должна быть реклама и коммерческие форматы – но она меня не зацикливает, я просто переворачиваю страницу. Окей, я все понимаю, это правило бизнеса. Гораздо больше раздражает 20-минутная реклама на телевидении, с которой я точно ничего не могу сделать.

– На украинских fashion-демонстрациях, мероприятиях, неделях моды зрители уже вполне похожи на трендовую креативную «западную» улицу. На первый взгляд их не отличить от французов, итальянцев, англичан – разве что повторяющейся шаблонностью. Вас не смущает, что такое скрупулезное следование правилам выполняет роль не органичного дополнения активной личности, а инструмента подмены образа?

– Да. Браво, я очень рада! Это действительно заметно, и я помню, что на последней Ukrainian Fashion Week я приметила, какие же красивые гости. И пусть они следуют советам и подсказкам журналов, стилистов. У нас ведь нет истории и культуры собственного взаимоотношения с одеждой. Пример – тот ужас, который мы видели на красной дорожке церемонии Yuna. Шоу-бизнес, конечно, пытается эпатировать, но это не стильный эпатаж: дешево, просто, банально. А то, что происходит на Ukrainian Fashion Week – радует и вселяет надежды. Да, в чем-то это шаблон, ну и что? Зато это красивый шаблон, и это гораздо лучше, чем безвкусица, которую мы наблюдали раньше. Безупречный вкус – ценный, редкий дар. Я вижу харизму Каролины Ашион через ее одежду, через ее индивидуальную манеру создавать свой образ. Ирина Ковальчук – прекрасна, талантлива и сама могла бы создавать коллекции, но она создает красивые мероприятия. Вкус, как вокал или идеальный слух, не дается каждому. Но если люди учатся, талантливо заимствуют – это уже немало. В конце концов, кого бы мы тогда обсуждали, если б не было камалий?:)